Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Гулевич О.А. Структура правосознания и поведение в правовой сфере

English version: Gulevich O.A. The structure of legal conscience and the behavior in legal area
Институт психологии им. Л.С.Выготского, Российский государственный гуманитарный университет, Москва, Россия

Сведения об авторе
Ссылка для цитирования


Рассматриваются особенности правосознания кандидатов в присяжные, а также присяжных заседателей, которые вынесли вердикт. Анализируются правовые аттитюды и готовность принять участие в работе коллегии присяжных; изменения правосознания в результате выполнения обязанностей присяжных заседателей. Показано, что готовность к участию в судебном процессе является результатом активной позиции по отношению к закону. Вынесение вердикта, в свою очередь, увеличивает интерес к правовым явлениям и оказывает влияние на уровень правового развития.

Ключевые слова: правовая социализация, правосознание, правовое развитие, аттитюды по отношению к закону, суд присяжных, юридическая психология
 

Суд присяжных – один из основных институтов правовой социализации. В ходе судебного процесса присяжные заседатели не только получают новую информацию, но также принимают на себя новые обязанности, сталкиваются с разными точками зрения на происходящее в правовой сфере. Подобное воздействие способствует изменению правовых аттитюдов, образующих правосознание, и оказывает влияние на готовность человека принять участие в судебном процессе.

Аттитюды (социальные установки) по отношению к закону и судебной системе являются компонентами правосознания. Систематическое изучение феноменов, связанных с областью правосознания, началось в 20-х годах прошлого века и первое время велось преимущественно в Северной Америке и Западной Европе. Однако единый термин для обозначения этих феноменов был введен спустя несколько десятилетий советскими философами [Фарбер, 1963].

К настоящему моменту под правосознанием понимается отношение людей к любым объектам и явлениям, связанным с правовой сферой. Структуру правосознания (см. рис. 1) образуют четыре основных тематических области – а) аттитюды по отношению к закону, б) преступлениям и преступникам, в) наказанию и г) работникам правовых институтов (правоохранительных органов, суда, пенитенциарной системы). Каждая тематическая область включает в себя три компонента – когнитивный (содержательный, оценочный – представления об объекте и его когнитивная оценка), аффективный (энергетический – чувства по отношению к объекту) и поведенческий (намерение вести себя определенным образом при взаимодействии с объектом) [Гулевич, Голынчик, 2003].



Рис. 1. Структура правосознания.

Направления изучения правосознания

Первым направлением изучения правосознания является определение уже сформированных и активно использующихся людьми представлений, чувств и намерений относительно правовых объектов и явлений, то есть фиксация наличного состояния правосознания.

Изучение содержания правосознания часто носит практико-ориентированный характер, а полученные результаты используются для предсказания возможного поведения носителей правовых представлений. В основе этих исследований лежит убеждение в том, что одной из функций аттитюдов и, следовательно, правосознания является регуляция поведения. Существование этой функции подтверждается прошедшими эмпирическую проверку моделями взаимосвязи аттитюдов и поведения – теориями разумной активности и запланированного поведения.

Эти модели основаны на предположении о том, что поведение человека возможно предсказать на основе его намерений, которые, в свою очередь, определяются рядом факторов, среди которых – когнитивный и аффективный компоненты аттитюда, социальные нормы, оценка человеком возможности контролировать свое поведение, ожидаемое сожаление от несовершения поступка и радость от его совершения, поведенческие привычки [Sheeran, Abraham, 2003; Sutton, 2002]. Таким образом, представления о правовых объектах и эмоциональное отношение к ним (когнитивный и аффективный компоненты аттитюдов), определяя намерения (поведенческий компонент), оказывают некоторое влияние на поведение их носителя в правовой сфере.

Гораздо меньшее внимание уделяется второму направлению изучения правосознания – исследованию процесса его формирования, правовой социализации. Под правовой социализацией понимается процесс формирования когнитивного, аффективного и поведенческого компонентов правосознания. Социализация происходит в рамках нескольких основных институтов – семьи, школы, СМИ, а также при общении с работниками правоохранительных органов, суда, пенитенциарной системы.

Важность участия в судебном заседании как средства формирования правосознания была отмечена американскими исследователями Дж.Тапп и Ф.Левином [Tapp, Kohlberg, 1971; Tapp, Levine, 1977]. Опрашивая отведенных кандидатов в присяжные до судебного процесса и присяжных, вынесших вердикт, после него, они заметили, что участие в судебном заседании и принятие правового решения приводят к изменению представлений людей о смысле и функциях закона, то есть к повышению уровня их правового развития. Авторы предположили, что такой результат связан с действием четырех основных механизмов правовой социализации: 1) получением присяжными новых правовых знаний; 2) наличием у них возможности связать воедино понятия из разных областей социализации – закон, справедливость, право; 3) наличием конфликта мнений, то есть возможностью увидеть разные точки зрения; 4) наличием у присяжных возможности исполнить новую для себя роль, принять на себя ответственность за чужую судьбу. Особенностью этого исследования является преимущественное внимание авторов к одной из составляющих правосознания – уровню правового развития – в ущерб всем остальным.

Социализирующее влияние участия в судебном заседании было продемонстрировано и в российских исследованиях [Средства массовой информации, 1998], которые показали, что подобный правовой опыт оказывает отрицательное влияние на формирование отношения к суду. Так, люди, которые принимали участие в судебном процессе в качестве подсудимого (ответчика), потерпевшего (истца) или свидетеля чаще, чем остальные граждане, соглашались с тем, что судьи – бездушные чиновники, прислужники влиятельных и богатых людей, взяточники и продажные люди. Особенностью этого исследования является ролевая позиция респондентов в ходе судебного процесса. В отличие от американских, российские респонденты находились в роли «просителей», а не субъектов вынесения правового решения.

Соотношение двух подходов к изучению правосознания схематично представлено на рис. 2. Из рисунка видно, что на формирование правосознания человека оказывают влияние как окружающие люди (институты правовой социализации), так и его собственное поведение, принятие новой для себя роли и ответственности, позволяющее посмотреть на происходящее под иным углом зрения.




Рис. 2. Подходы к изучению правосознания.
 

Цели и гипотезы исследования

Данное исследование преследует две цели:
– изучение влияния правосознания людей на их готовность принять участие в работе коллегии присяжных;
– анализ изменений правосознания людей в результате выполнения ими обязанностей присяжных заседателей.

Таким образом, в исследовании сочетаются два подхода к изучению правосознания: 1) фиксация наличного состояния правосознания и его влияния на намерение принять участие в работе суда, а также 2) анализ формирования правосознания под влиянием одного из основных институтов правовой социализации – суда.

Развивая идею Тапп и Левина о роли участия в судебном заседании, мы полагаем, что суд присяжных является одним из наиболее эффективных институтов правовой социализации, изменяющих правосознание людей, особенно их аттитюды по отношению к закону и судебной системе. Однако мы считаем, что изменение правосознания связано прежде всего с возможностью самостоятельного принятия судебного решения, то есть с работой в рамках коллегии присяжных, а не с исполнением какой-либо иной роли. Кроме того, в отличие от американских авторов, которые ограничились изучением изменения уровня правового развития, мы полагаем, что социализирующее влияние суда присяжных распространяется и на другие компоненты аттитюдов по отношению к закону и судебной системе.

Основными компонентами аттитюдов по отношению к закону, содержание которых может измениться в результате участия в суде присяжных, являются следующие.

  • Оценка полезности закона.
  • Оценка необходимости исполнения закона в целом и по отношению к представителям отдельных социальных групп. Введение этого компонента связано с эффектом, продемонстрированным в середине 70-х годов. Он заключается в том, что согласие людей с необходимостью соблюдать закон не означает поддержки реализации его принципов по отношению к членам отдельных социальных групп – политической оппозиции, представителям сексуальных меньшинств и т.д. [Гулевич, Голынчик, 2003; Zellman, Sears, 1971];
  • Уровень правового развития – представление о функциях закона и условиях его исполнения. Понятие уровня правового развития связано с моделью правового развития Дж.Тапп и Ф.Левина [Николаева, 1995; Tapp, Kohlberg, 1971; Tapp, Levine, 1977].
    Авторы выделили три уровня правового развития – правопослушание, правоподдержание и правотворчество.
    Человек, находящийся на уровне правопослушания, считает, что основной функцией законов является предотвращение преступлений путем их запрещения. Законы рассматриваются им как «данные свыше» и обнаруженные человеком, поэтому у него не возникает сомнений в их правильности. По его мнению, люди исполняют законы потому, что избегают наказания и подчиняются власти.
    Человек, проходящий уровень правоподдержания, полагает, что правила необходимы для поддержания структуры того общества, частью которого он является. По его мнению, законы — это результат договора между людьми, которые подчиняются им из-за конформности и желания оправдать ожидания окружающих.
    Человек, находящийся на уровне правотворчества, оправдывает свое поведение системой моральных норм, соотнося их с существующими законами. Его интересуют не сами законы, а общие принципы, лежащие в основе правовой системы. Несоответствие этих принципов моральным нормам приводит к его неподчинению законам и желанию изменить их.
  • Оценка качества реализации закона.
  • Согласие с отдельными правовыми нормами.
  • Представление о необходимости соблюдения закона при несоответствии последствий его применения моральным нормам. Введение этого компонента связано со спецификой российского правосознания. Исследования последних 30 лет демонстрируют наличие в сознании российских граждан конфликта между правовым и моральным. Так, в 70-х годах было отмечено, что в обыденной жизни российские граждане часто руководствуются не нормами закона, а моральными нормами [Долгова, 1974]. Спустя почти 20 лет наличие подобного конфликта было продемонстрировано в исследовании, проведенном с использованием модели Тапп и Левина [Николаева, 1995].
    Согласно модели Тапп и Левина, переход на третий уровень правового развития происходит через усвоение законов и следование им. Для людей, находящихся на первом уровне правового развития, понятия «нравственности» и «закона» слиты в единое целое. На третьем уровне формируется личность с полностью усвоенным кодексом законов, которые подчинены нравственному кодексу. Это означает, что человек следует тем законам, которые соответствуют моральным принципам, выражает и поддерживает их. Однако у российских респондентов закон изначально не слит с нравственностью. В результате желание действовать в соответствии с моральными нормами, характерное для третьего уровня, является результатом не уважения к правовым нормам и сравнения их содержания с требованиями общечеловеческих моральных принципов, а принципиального отторжения закона;
  • Эмоциональное отношение к соблюдению закона.
  • Намерение участвовать в тех видах деятельности, которые способствуют реализации закона.
  • Интерес к функционированию правовой системы.
  • Желание получить информацию по ряду правовых вопросов.

В качестве основных компонентов аттитюдов по отношению к суду выделяются:

  • эффективность российской судебной системы;
  • представление о типичном российском судье.

Гипотезы исследования:
а) готовность людей принять участие в работе коллегии присяжных зависит от их отношения к закону и суду; большую готовность проявляют люди с более позитивным отношением к закону и суду, с более высоким уровнем правового развития;
б) в ходе участия в работе коллегии присяжных и вынесении вердикта в правосознании людей происходит дальнейшее улучшение отношения к суду и закону, повышение уровня правового развития.

Об улучшении отношения к закону и суду говорят следующие изменения в правосознании:
– повышение оценки полезности закона и необходимости его исполнения, в т.ч. по отношению к членам отдельных, низкостатусных социальных групп (легальным иммигрантам), а также качества его реализации;
– повышение уровня правового развития;
– увеличение согласия с отдельными правовыми нормами;
– в конфликте правового и морального выбор в пользу первого;
– улучшение эмоционального отношения к соблюдению закона;
– усиление намерения участвовать в тех видах деятельности, которые способствуют реализации закона;
– увеличение интереса и усиление желания получать информацию по ряду правовых вопросов;
– улучшение отношения к российской судебной системе и судьям.

Схема и выборка исследования

Исследование проводилось в Московской области, а также в областных судах Великого Новгорода и Самары. В нем приняли участие три группы респондентов.

Первая группа (75 человек, из них 25 мужчин и 50 женщин, средний возраст – 37,5 лет) состояла из жителей Московской области, которые по закону могут исполнять обязанности присяжных (старше 25 лет). Они отвечали на вопросы анкеты и указывали, примут ли участие в заседании суда присяжных, если получат повестку из Московского областного суда. В ходе исследования сравнивались результаты тех, кто ответил на вопрос о своем участии «точно пойду» и «скорее всего пойду» с теми, кто ответил «скорее всего не пойду» и «точно не пойду». Цель сравнения состояла в определении влияния содержания правосознания на готовность его носителя принять участие в работе суда.

Вторая группа состояла из кандидатов в присяжные, пришедших в областные суды Великого Новгорода и Самары, но не вошедших в состав коллегии присяжных (31 человек, из них 25 женщин и 6 мужчин, средний возраст – 42,8 года). Их опрос производился после окончания процедуры отбора.

Третья группа включала в себя присяжных, вынесших вердикты в этих судах (41 человек, из них 30 женщин и 11 мужчин, средний возраст 42,4 года). Их опрос производился после вынесения вердикта и роспуска коллегии. В ходе исследования сравнивались результаты респондентов из второй и третьей групп. Цель сравнения состояла в анализе изменения правосознания в ходе участия в работе коллегии присяжных.

Методы исследования

Для изучения аттитюдов по отношению к закону и суду использовались специальная анкета с опросными пунктами (5-балльная шкала Лайкерта – варианты ответов от «совершенно согласен» до «совершенно не согласен»), а также пунктами, разработанными на основе семантического дифференциала, теста незаконченных предложений, техники «проективные ситуации». По степени согласия испытуемых с различными утверждениями и типам ответов оценивались особенности правосознания респондентов.

Полученные данные касались следующих компонентов правосознания респондентов.

  • Признание полезности закона: «Закон необходим для существования общества» (шкала Лайкерта).
  • Признание необходимости соблюдения закона в целом: «Все граждане России обязательно должны следовать закону» (шкала Лайкерта).
  • Признание необходимости соблюдения закона по отношению к легальным иммигрантам из бывших стран СНГ: «Легальные иммигранты из бывших стран СНГ должны иметь такие же права, как и коренное население нашей страны»; «Я считаю необходимым выделение денег для защиты прав легальных иммигрантов из бывших стран СНГ, проживающих в России»; «Мне не нравится, что в России нарушаются права легальных иммигрантов из бывших стран СНГ»; «Ограничение прав легальных иммигрантов из бывших стран СНГ необходимо для защиты интересов коренного населения России» (шкала Лайкерта). Необходимость оценки этих аспектов правосознания респондентов диктуется двойственным группы «легальные иммигранты» в современной России. С одной стороны, эти люди находятся на территории страны легально, с другой, в ряде случаев воспринимаются как «чужаки», «соперники».
  • Оценка качества реализации закона: «Закон играет важную роль в жизни российского общества», «В последние годы в нашей стране появилось больше возможностей добиться успеха и благополучия законным путем» (шкала Лайкерта).
  • Уровень правового развития. Стандартная методика Тапп и Левина в исследовании не применялась из-за трудности формализации результатов: полный вариант включает 15 открытых вопросов, касающихся функций, источника и возможности изменения правил и закона.
    Мы сформулировали четыре незаконченных предложения и варианты ответов, соответствующие каждому из уровней правового развития. Незаконченные предложения (А–Г) предъявлялись со следующими вариантами ответов:
    А. Основная функция закона – … а) наказание людей, нарушающих социальные нормы и опасных для окружающих; б) поддержание жизнеспособности государства, предотвращение поведения, направленного на его разрушение; в) улучшение жизни отдельных людей и состояния государства в целом; г) другое (напишите).
    Б. Изменение закона… а) недопустимо ни при каких условиях; б) возможно в том случае, если закон разрушает основы государства, препятствует его развитию; в) возможно в том случае, если закон несправедлив, не соответствует основным моральным нормам; г) другое (напишите).
    В. В большинстве случаев люди следуют закону, поскольку… а) боятся наказания за нарушение закона или желают извлечь выгоду из его выполнения; б) стараются быть похожими на окружающих, не желают нарушать установленные правила или пытаются избежать хаоса, который последует за нарушением закона; в) признают, что в целом закон справедлив, соответствует основным моральным нормам; г) другое (напишите).
    Г. Нарушение закона… а) недопустимо ни при каких условиях; б) допустимо в том случае, если закон разрушает основы государства, препятствуют его развитию; в) допустимо в том случае, если закон несправедлив, не соответствует основным моральным нормам; г) другое (напишите).
  • Согласие с конкретными правовыми нормами: «Подсудимый обязан давать показания в зале суда вне зависимости от того, хочет он это делать или нет», «Если подсудимый не совершал преступления, он должен доказать свою невиновность», «Подавляющее большинство людей, оказавшихся на скамье подсудимых, действительно совершили то преступление, в котором их обвиняют» (шкала Лайкерта). Эти утверждения отражают три правовых нормы – наличие у подсудимого права отказаться от дачи показаний, бремя доказывания (бремя доказывания лежит на стороне обвинения) и презумпция невиновности. Во всех трех утверждениях описано нарушение нормы.
  • Выбор между законом и моральными нормами (3 проективных ситуации). Пример: «Представьте себе следующую ситуацию. Крупный городской чиновник получил деньги от бизнесмена, желающего купить дом в вашем городе. Тем самым он совершил должностное преступление, поскольку не имел права брать их. Однако он не присвоил полученные деньги, а использовал их для благоустройства города. Как вы думаете, какой результат был бы в данном случае наиболее правильным (выберите один вариант ответа): а) поскольку чиновник нарушил закон, он был осужден по приговору суда, несмотря на те цели, которые он преследовал; б) поскольку чиновник принес пользу городу, на него даже не было заведено уголовное дело, несмотря на противозаконность его действий. Две другие  ситуации касались медсестры, совершившей эвтаназию, и отца, отомстившего убийцам своей дочери, которые избежали уголовного наказания.
  • Чувства, возникающие при соблюдении / нарушении закона: «Я радуюсь, когда вижу, что закон торжествует», «Я расстраиваюсь, когда узнаю о случаях нарушения закона» (шкала Лайкерта).
  • Намерение участвовать в деятельности по реализации закона: «Я готов самостоятельно обратиться в правоохранительные органы или суд, чтобы сообщить о нарушении закона, свидетелем которого я стал», «Я готов прийти в суд для того, чтобы принять участие в судебном процессе в качестве присяжного заседателя», «Я готов прийти в суд или милицию для того, чтобы выступить в качестве свидетеля и дать свои показания, если меня специально попросят об этом», «Увидев, как совершается преступление, я приду на помощь жертве», «Я готов оказать посильную помощь людям, которые работают с «трудными» с подростками, стараясь, чтобы они не стали преступниками», «Я готов оказать посильную помощь сотрудникам правозащитных организаций, которые стараются защитить нарушенные права других людей», «Я готов принять участие в политических митингах и забастовках, если это позволит защитить мои права» (шкала Лайкерта).
  • Интерес к деятельности правовой системы: «Мне интересно, как устроены российская судебная и правоохранительная системы», «Я хотел бы получить четкое представление о содержании российских законов» (шкала Лайкерта).
  • Готовность получать правовую информацию: «Укажите, пожалуйста, насколько вы готовы использовать разные источники информации для того, чтобы получить представление о содержании российского законодательства и функционировании российской правовой системы: изучу тексты российских законов (например, Конституции, уголовного, гражданского, административного кодексов и т.д.); буду читать статьи в специализированных юридических газетах и журналах; буду читать статьи в популярных газетах и журналах, посвященные правовым вопросам; буду слушать радиопередачи, посвященные правовым вопросам; буду смотреть телепередачи, посвященные правовым вопросам; буду искать информацию по правовым вопросам в Интернете; воспользуюсь бесплатным телефоном в юридической консультации, чтобы задать вопрос профессиональным юристам; попрошу совета у родных или знакомых». Готовность воспользоваться каждым из источников оценивалась по 5-балльной шкале.
  • Признание эффективности судебной системы: «Судебная система России работает достаточно эффективно», «Большинство решений, вынесенных российскими судьями, соответствует закону», «Большинство решений, вынесенных российскими судьями, справедливы» (шкала Лайкерта).
  • Представления о типичном судье: семантический дифференциал с использованием шкал «компетентный – некомпетентный», «внимателен к гражданам – невнимателен к гражданам», «выполняет сложную работу – выполняет легкую работу», «справедливый – несправедливый», «честный – нечестный», «уважает закон – не уважает закон». Шкалы составлены на основе результатов контент-анализа российских печатных СМИ.

Статистический анализ результатов для определения значимости межгрупповых различий проводился с использованием критерия Пирсона и U-критерия Манна–Уитни.

Описание результатов

Влияние особенностей правосознания на готовность принять участие в работе коллегии присяжных

Мы провели сравнение особенностей правосознания людей, желающих или отказывающихся принять участие в работе коллегии присяжных (таблица 1).

По данным исследования, для людей, желающих принять участие в работе коллегии присяжных, характерны следующие особенности правосознания.

  • Признание полезности соблюдения закона (п. 1 опросника, см. табл. 1).
  • Более высокая правовая активность, то есть большая готовность участвовать в деятельности по реализации закона (пп. 2–7). Как видно из таблицы, значимые различия наблюдаются при ответах на 5 пунктов анкеты из 7. Исключение составляют готовность работать с трудными и подростками и участвовать в политических акциях протеста.
  • Больший интерес к получению правовой информации (пп. 8–13). Как видно из таблицы, значимые различия наблюдаются при ответах на 5 пунктов анкеты из 10. При этом люди, желающие принять участие в работе коллегии присяжных, в большей степени готовы искать правовую информацию, не обращаясь к традиционным СМИ, – читать тексты законов, искать информацию в Интернете, звонить в юридические консультации.
  • Бо́льшая готовность соблюдать права легальных иммигрантов, в частности согласие с тем, что на защиту их прав необходимо выделять деньги (п. 14).
  • Более частая встречаемость второго уровня правового развития и меньшая – третьего (п. 15) по параметрам представления об основной функции закона и возможности его нарушения.
  • Бо́льшая эмоциональная значимость соблюдения закона (п. 16).

Влияние участия в суде присяжных на особенности правосознания

Сравнение отведенных кандидатов в присяжные и людей, выполнивших обязанности присяжного заседателя (табл. 1), показало, что для вторых характерны следующие особенности правосознания:

  • некоторое повышение интереса к получению правовой информации, в частности готовность читать специализированные газеты и журналы (п. 1);
  • более частый выбор второго и менее частый – третьего уровней правового развития (пп. 2–3).

Результаты сравнительного анализа представлены в таблице 1.

Таблица 1
Влияние на правосознание готовности принять участие в работе коллегии присяжных и работы в ней

Вопросы Уровень значимости различий Направление различий*
Различия между группами людей, желающих и не желающих принять участие в работе коллегии присяжных
 
1. Полезность соблюдения закона: Закон необходим для существования общества 0,05 «Готовы»
2. Правовая активность (намерение участвовать в деятельности по реализации закона) в целом 0,01
3. Я готов самостоятельно обратиться в правоохранительные органы или суд, чтобы сообщить о нарушении закона, свидетелем которого я стал 0,05
4. Увидев, как совершается преступление, я приду на помощь жертве 0,01
5. Я готов прийти в суд для того, чтобы принять участие в судебном процессе в качестве присяжного заседателя 0,01
6. Я готов прийти в суд или милицию для того, чтобы выступить в качестве свидетеля и дать свои показания, если меня специально попросят об этом 0,01
7. Я готов оказать посильную помощь сотрудникам правозащитных организаций, которые стараются защитить нарушенные права других людей 0,01
8. Интерес к правовой информации (готовность получать правовую информацию) в целом 0,01
9. Мне интересно как устроены российская судебная и правоохранительная системы 0,01
10. Я хотел бы получить четкое представление о содержании российских законов 0,05
11. Изучу тексты российских законов (например, конституции, уголовного, гражданского, административного кодексов и т.д.) 0,05
12. Буду искать информацию по правовым вопросам в Интернете 0,01
13. Воспользуюсь бесплатным телефоном в юридической консультации, чтобы задать вопрос профессиональным юристам 0,05
14. Я считаю необходимым выделение денег для защиты прав легальных иммигрантов из бывших стран СНГ, проживающих в России (реализация прав легальных иммигрантов) 0,05
15. Основная функция закона –…
– поддержание жизнеспособности государства
– предотвращение поведения, направленного на его разрушение (2 уровень правового развития)
Нарушение закона…
– допустимо в том случае, если закон разрушает основы государства, препятствуют его развитию (2 уровень правового развития)
0,05
– допустимо в том случае, если закон несправедлив, не соответствует основным моральным нормам (3 уровень правового развития) 0,01 «Не готовы»
16. Эмоциональное отношение к закону (чувства, возникающие при соблюдении и несоблюдении закона) в целом 0,05 «Готовы»
Различия между группами отведенных кандидатов и людей, исполнивших обязанности присяжных заседателей
 
1. Буду читать статьи в специализированных юридических газетах и журналах (интерес к правовой информации) 0,05 «Присяжные»
2. Второй уровень правового развития в целом

3. Третий уровень правового развития в целом

0,05 «Отведенные кандидаты»

* Направление различий:
«Готовы» – больше выраженность параметра у людей, готовых принять участие в работе коллегии;
«Не готовы» – больше выраженность параметра у людей, не готовых принять участие в работе коллегии;
«Отведенные кандидаты» – больше выраженность параметра у отведенных кандидатов;
«Присяжные» – большея выраженность параметра у людей, исполнивших обязанности присяжных.

 

Обсуждение результатов и выводы

Проведенное исследование частично подтвердило гипотезы исследования.

Во-первых, показано, что готовность принять участие в работе коллегии присяжных тесно связана с более позитивным отношением к закону. Люди, заявившие о своей готовности прийти в суд, чтобы принять участие в судебном заседании, оценивали закон как более полезный, а его выполнение / нарушение как более эмоционально значимое; выражали большую готовность участвовать в деятельности по реализации закона; проявляли больший интерес к получению правовой информации, в т.ч. сравнительно нетрадиционными и трудоемкими способами. Для них же было характерно большее согласие с правовыми гарантиями членам группы меньшинства – легальным иммигрантам. Вместе с тем готовность принять участие в работе коллегии присяжных оказалась не связанной с отношением к судебной системе и ее конкретным представителям – судьям. Таким образом, потенциальных присяжных отличает более активная позиция по отношению к закону и правовым явлениям, а не более позитивное отношение к судебной системе.

Во-вторых, исследование продемонстрировало небольшие изменения готовности к поиску правовой информации в ходе участия людей в работе коллегии присяжных. Бывшие присяжные выражали большую готовность читать статьи в специализированных газетах и журналах, чем отведенные кандидаты. Вместе с тем произошедшие изменения оказались меньше ожидаемых. Одной из причин этого явления может быть официальная обстановка (помещение в здании суда), в которой проводился опрос отведенных кандидатов, и время (сразу после исключения кандидата из списка претендентов). Таким образом, отведенные кандидаты могли находиться под впечатлением от процедуры отбора.

Наименее ожидаемым результатом стал характер различия и изменения уровня правового развития. В частности, результаты показали, что 1) для людей, согласных принять участие в работе коллегии присяжных, по сравнению с несогласными и 2) для присяжных, вынесших вердикт, по сравнению с отведенными кандидатами более характерен второй уровень правового развития. Это означает, что в некоторых случаях люди, не желающие становиться присяжными, и те, кто еще не работал в составе коллегии, имеют более высокий уровень правового развития, чем те, кто хочет стать присяжным или уже принял участие в вынесении вердикта. Этот результат противоречит как результатам американского исследования Дж.Тапп и Ф.Левина, так и нашим предположениям. Свет на полученные результаты позволяет пролить исследование О.П.Николаевой [Николаева, 1995], которое показало, что третий уровень правового развития российских респондентов имеет культурную специфику: предпочтение моральных норм закону происходит на фоне принципиального отторжения последнего. На этом фоне переход от третьего уровня развития ко второму означает повышение уважения к закону и признание его важности для сохранения общества.

Готовность к участию и участие людей в работе коллегии присяжных, также вопреки ожиданиям, не связаны со степенью согласия с правовыми гарантиями подсудимому. В частности, присяжные как до, так и после процесса в принципе согласны с их нарушением (средняя оценка степени согласия выше 4 баллов из 5 возможных). Возможно, что в ходе судебного процесса присяжные просто не столкнулись с конфликтными ситуациями, связанными с реализацией этих норм.

К трудностям данного исследования относится его квазиэкспериментальный характер. Не представлялось возможным составить полностью идентичные по составу участников группы. В частности, кандидаты в присяжные (вторая группа) могли быть отведены по разным причинам, среди которых отсутствие у них свободного времени, опыт работы в правоохранительных органах / суде, знакомство с судьей и т.д. Поскольку процедура отбора коллегии присяжных является закрытой (в зал суда не допускаются посторонние), проконтролировать влияние оснований отвода было невозможно. Однако только один из этих факторов – опыт работы в правоохранительных органах / суде прямо связан с правосознанием. Причем его влияние должно было не подчеркнуть, а скорее замаскировать ожидаемые различия. Таким образом, различия в правосознании отведенных кандидатов и бывших присяжных возникают вопреки, а не благодаря правовому опыту некоторых кандидатов, что говорит об их значимости.

Результаты данного исследования, помимо прочих, ставят вопрос о долговременности изменений в правосознании, произошедших у присяжных, вынесших вердикт. Сохраняются ли эти изменения на протяжении нескольких дней, пока свежи воспоминания о процессе, или носят более стабильный характер? Оказывают ли они влияние на реальное поведение их носителей? Ответ на поставленный вопрос требует проведения дальнейших исследований.

Исследование поддержано грантом ИНО-Центра (Информация. Наука. Образование), проект № КИ 109-2-02.


Литература

Гулевич О.А., Голынчик Е.О. Правосознание и правовая социализация: аналитический обзор. М.: Международное общество им. Л.С. Выготского, 2003. 273 с.

Долгова А.И. Изучение правового сознания несовершеннолетних // Правовая культура и вопросы правового воспитания / под ред. А.Д.Бойкова [и др.]. М., 1974. С. 197–206.

Николаева О.П. Правовая и моральная зрелость личности // Субъект и социальная компетентность личности. М., 1995. С. 109–137.

Средства массовой информации и судебная власть в России / Ефремова Г.Х. [и др.] М., 1998.

Фарбер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. М., 1963.

Davis J.A. Attitudes toward free speech in six countries in the mid – 1980s: Australia, Austria, Great Britain, Italy, The United States and West Germany // European Sociological Review. 1990. Vol. 6. P. 1–14.

Sheeran P., Abraham C. Mediator of Moderators: Temporal Stability of Intention and the Intention-Behavior Relation // Personality and Social Psychology Bulletin. 2003. Vol. 29. P. 205–215.

Sutton S. Testing attitude-behaviour theories using non-experimental data: an examination of some hidden assumptions // European Review of Social Psychology. 2002. Vol. 13. P. 293–323.

Tapp J.L., Kohlberg L. Developing senses of law and legal justice // The Journal of Social Issues. 1971. Vol. 27. P. 65–92.

Tapp J.L., Levine F.J. (еds). Law, justice and the individual in society: psychological and legal issues. N.Y., 1977.

Zellman G.L., Sears D.O. Childhood origins of tolerance for dissent // Social Issues. 1971. Vol. 27. P. 109–136.

Поступила в редакцию 6 июля 2009 г. Дата публикации: 22 октября 2009 г.

Сведения об авторе

Гулевич Ольга Александровна. Кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии, Институт психологии им. Л.С.Выготского, Российский государственный гуманитарный университет, ул. Чаянова, д. 15, 125993 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Ссылка для цитирования

Гулевич О.А. Структура правосознания и поведение в правовой сфере [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2009. N 5(7). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.20гг).

К началу страницы >>