Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Related Articles

Гордеева О.А. Структура идентичности подростков большого и малого города

English version: Gordeeva O.A. Identity structure in teenagers living in big cities and small towns
Московский педагогический государственный университет, Москва, Россия

Сведения об авторе
Литература
Ссылка для цитирования


Рассматривается на основании данных эмпирического исследования проблема становления идентичности подростков из большого (Москва) и малого (Боровичи) городов. Подробно проанализированы особенности и динамика становления социальной и личностной идентичности, образа Я подростков, находящихся в различных социальных условиях. На основе полученных результатов сделан вывод о существенных различиях в формировании идентичности подростков из большого и малого города.

Ключевые слова: идентичность, самокатегоризация, социальная идентичность, идентичность личности, самоописание, подросток

 

В психологии понятие идентичности определяется как сформированный целостный образ себя в контексте отношений человека с миром, с социальной реальностью. Идентичность – это осознание тождественности самому себе во времени и пространстве, а также владение собственным Я вне зависимости от изменений компонентов образа Я. Идентичность позволяет личности полноценно решать задачи, возникающие на каждом этапе развития [Эриксон, 1996].

Актуальность исследования идентичности связана с двумя основными моментами. Во-первых, для психологической науки характерна многозначность подходов, некая нечеткость самого понятия идентичности. Во-вторых, социальная структура общества и система социальных отношений неизбежно меняются и влекут за собой развитие иных механизмов формирования идентичности.

Отечественные исследования идентичности посвящены, прежде всего, изучению близкой к понятию идентичности категории самосознания (В.В.Столин, И.С.Кон, И.И.Чеснокова, К.А.Абульханова-Славская и др.). Самосознание рассматривается как психический процесс, как системное восприятие личностью множества образов себя (которые сложились в различных ситуациях взаимодействия с реальностью, другими людьми), обобщение и осмысление всех этих образов и формирование единого наиболее адекватного образа Я [Чеснокова, 1977]. Идентичность понимается как самосознание личности, которое объединяет в себе социальную целостность личности и ее уникальность [Столин, 1983]. Делая акцент на динамичности, И.С.Кон рассматривает идентичность как «условный конструкт личности, не являющийся статичным и постоянно содержащий динамические мотивационные тенденции, уравновешивающие внутренние и внешние импульсы» [Кон, 1984, с. 56].

В зарубежных исследованиях существует несколько основных подходов к изучению проблемы идентичности. В рамках психоаналитического подхода (S.Freud, E.Erikson, J.Marcia и др.) идентичность рассматривается как интегративное образование, которое дает возможность человеку объединить представления о себе как индивидуальности и как члене общества. Этот подход в основном представлен работами E.Erikson [Эриксон, 1996]. В когнитивистском подходе (H. Tajfel, J.C.Turner, G.Breakwell) идентичность предстает как когнитивная структура, которая не только регулирует поведение личности, но и является неотъемлемой частью Я-концепции личности. В русле символического интеракционизма (E.Goffman, J.Mead, R.D.Fogelson, J.Habermas) исследователи придерживаются мнения о том, что формирование Я происходит непосредственно под влиянием оценок других людей и ведущая роль в становлении идентичности принадлежит интеракции.

Представления исследователей о соотношении понятий социальной и личностной идентичности различны. Часть исследователей рассматривают социальную и личностную идентичность как взаимоисключающие понятия (G.Breakwell, H.Tajfel, J.C.Turner и др.). Теория социальных репрезентаций (W.Dois, S.Moscovici и др.) предполагает существование как различий, так и подобия на уровнях социальной и личностной идентичности. В концепции символического интеракционизма подчеркивается общность социальных истоков социальной и личностной идентичности и некая аналогичность, синхронность процессов их формирования (J.Deschamps, T.Devos).

Анализ проблемы личностной и социальной идентичности свидетельствует о том, что содержание личностной идентичности связано с такими качественными характеристиками образа Я, как физические характеристики, психические свойства, рефлексивные и мировоззренческие характеристики. К характеристикам социальной идентичности относятся социальные роли, прежде всего семейные, принадлежность к сообществу, референтной группе, статусная позиция.

Подростковый возраст очень важен для психологического анализа идентичности, именно в этот период интенсивно идут процессы социализации и индивидуализации в социуме. Закономерности процесса становления идентичности подростков тесно связаны с социальной ситуацией развития, с тем окружением, в которое включен подросток, и с той системой отношений, которая связывает его с обществом.

Цель данной работы заключалась в исследовании особенностей идентичности российских подростков, находящихся в разном социальном пространстве – проживающих в большом и малом городах.

Методы исследования

Исследование проводилось в несколько этапов в общеобразовательных школах г. Москвы (большой город) и г. Боровичи (малый город). Выборку в целом составили 266 подростков в возрасте от 11 до 14 лет, учащиеся 6, 7 и 8-х классов школ; из малого и большого городов – 130 и 136 подростков соответственно.

Использовались методики «Кто Я?» (20 суждений Куна–Макпартленда, модификация Т.В.Румянцевой) и «Какой Я глазами других?» [Румянцева, 2006]. При интерпретации результатов применения обеих методик анализировались количество и содержание характеристик (самоописаний), относящихся к выделяемым компонентам идентичности:
– социальное Я;
– рефлексивное Я;
– коммуникативное Я;
– физическое Я;
– деятельное Я;
– материальное Я;
– перспективное Я.

Для оценки уровня статистической значимости различий использовался U-критерий Манна–Уитни. Статистическая обработка данных проводилась с помощью программы SPSS 11.0.

Результаты и их обсуждение

Анализ показателей методики «Кто Я?»

Анализ данных, полученных с помощью методики «Кто Я?», позволил выявить особенности идентичности подростков большого и малого города. Среднее количество характеристик самоописания в зависимости от возраста (в группах учащихся разных классов) и места проживания подростков представлено на рис. 1.



Рис. 1.
Среднее количество характеристик самоописания. Данные по методике «Кто Я?».


По полученным данным, в 6-х и 8-х классах наблюдается относительно большое количество предъявленных испытуемыми характеристик самоописания: 6-й класс, большой город (далее – б.г.) – в среднем 9,5; 6-й класс, малый город (далее – м.г.) – 10,4; 8-й класс б.г. – 10,3; 8-й класс м.г. – 13,5. Это говорит о достаточно высоком уровне дифференцированности идентичности (9–14 характеристик) учащихся данных возрастных групп, о выделении различных сторон Я и формирующейся личностной рефлексии. Высокий уровень дифференцированности идентичности связан с такими личностными особенностями подростков как уверенность в себе, ориентированность на свой внутренний мир, высокий уровень социальной компетенции и самоконтроля [Румянцева, 2006]. В 7-м классе у подростков (12–13 лет) и малого, и большого городов наблюдается снижение среднего количества самоописаний (м.г. – 7,8; б.г. – 6,9) по сравнению с 6-м и 8-м классами, что соответствует среднему уровню дифференцированности идентичности (4–8 характеристик). Значимость данного различия в количестве самоописаний статистически подтвердилась (использовался U-критерий Манна-Уитни, p ≤ 0,01). Тенденцию падения уровня дифференцированности идентичности семиклассников (по сравнению с остальными классами) можно объяснить возможным прохождением через кризисный период, определенным переосмыслением себя, изменением структуры идентичности, поиском нового «образа Я».

При анализе количества характеристик самописанияу подростков из разных мест проживания оказалось, что значимыми являются различия в дифференцированности идентичности только в 8-м классе (p ≤ 0,01). Это говорит о большей дифференцированности идентичности восьмиклассников, проживающих в малом городе, по сравнению с подростками из большого города, о большей разработанности личностной идентичности и готовности анализировать свое Я. Обнаруженная динамика свидетельствует о растущих с возрастом различиях в структуре идентичности подростков большого и малого городов.

Также нами были выделены объективные характеристики самоописания, в которых подростки определяют себя в системе социальных взаимоотношений, и субъективные характеристики, основанные на восприятии себя как деятельного, рефлексирующего субъекта. Сравнительный анализ результатов выборок малого и большого города представлен в табл. 1.

Таблица 1
Соотношение объективных / субъективных характеристик самоописания. Данные по методике «Кто Я?» (в процентах от количества ответов в каждой возрастной группе)

Характеристики
самоописания
Малый город Большой город
Школьный класс
6-й 7-й 8-й 6-й 7-й 8-й
Объективные 50,5 35,9 52,6 33,2 51,4 27,2
Субъективные 49,5 64,1 47,4 66,8 48,6 72,8


Как видно из таблицы в самоописаниях подростков малого города в 6 и 8 классах преобладают объективные характеристики выраженные в описании социального статуса и принадлежности к группе («школьник», «гражданин», «боровичанин» и прочее). В то время как в этом же возрасте (6 и 8 класс) подростки большого города в самоописании отдают предпочтение субъективным характеристикам, а именно оценке себя, своих личностных качеств, интересов («красивая», «веселый», «прикольный» и так далее). Интересная тенденция наблюдается в 7 классе, где дети из малого города отдают предпочтение субъективным характеристикам (64,1%), а подростки из большого города, наоборот, объективным характеристикам (51,4%).

Структура и возрастные особенности идентичности (по данным методики «Кто я?»)

Рассмотрим в сравнительном контексте структуру идентичности подростков соответственно выделяемым компонентам идентичности. Данные о процентном количестве самоописаний, относящихся к различным структурным категориям, представлены в табл. 2.

Таблица 2
Компоненты идентичности подростков большого и малого города. Данные по методике «Кто Я?» ?» (в процентах от количества ответов в каждой группе)

Компоненты
идентичности
Малый
город
Большой
город
Социальное Я 45,2 26,5
Коммуникативное Я 6,6 4,3
Материальное Я 0 0,5
Физическое Я 3,3 14
Деятельное Я 5,1 5
Перспективное Я 0,4 2,1
Рефлексивное Я 39,4 47,6
Всего 100 100


Сравнительный анализ компонентов идентичности показал, что подростки малого города по сравнению с подростками большого города практически в два раза чаще (м.г. – 45,2%; б.г. – 26,5%) используют в самоописании характеристики «социального Я» (учебную роль, семейную роль, принадлежность к группе и др.), наиболее распространены такие характеристики, как «боровичанин / боровичанка», «ученик / гимназист», «гражданин России», «личность», «человек», «подросток». Дети из большого города внимание уделяют преимущественно личностным описаниям себя и персональным характеристикам (м.г. – 39,4%; б.г. – 47,6%) и описывают себя как «веселый», «добрый», «смешной». Наибольшие различия наблюдаются в выраженности «физического Я», а именно подростки большого города при описании себя чаще употребляют характеристики «физического Я» по сравнению с подростками из малого города (м.г. – 3,3%; б.г. – 14%). Дети из большого города использовали более разнообразные характеристики «физического Я», а именно «сильный физически», «блондинка / брюнетка», «прыщавая» и т.д., нежели подростки из малого города, которые ограничились таким описанием, как «красивый / некрасивый».

Подростки из малого города не использовали в самоописании характеристики «материального Я», в то время как в большом городе подростки, хотя и редко (в 0,5% от всего массива характеристик), но использовали характеристики «материального Я» и выразили это в таких самоописаниях, как «у меня есть…». «Перспективное Я» («я буду врачом», «я буду студентом», «у меня будет дорогая машина» и т.д.) чаще встречалось в выборке детей из большого города (м.г. – 0,4%; б.г. – 2,1%), что может говорить о конструировании будущего, постановке целей и построении планов на будущее. Такая тенденция может быть связана с наличием более вариативного перспективного пространства в Москве по сравнению с малым городом. В малом городе нет ни одного вуза и возможности для образования после школы объективно ограничены. Можно предположить, что подростки малого города, не видя множества вариантов перспективы, ближайшее будущее видят достаточно конкретно и не строят перспектив.

«Деятельное Я» имеет минимальные различия в среднем между двумя выборками (м.г. – 5,1%; б.г. – 5%) и выражено подростками в следующих характеристиках: «я занимаюсь хоккеем», «люблю изучать историю», «хорошо пою», «учу английский» и т.п. «Коммуникативное Я» чаще присутствует в самоописаниях подростков малого города (м.г. – 6,6%; б.г. – 4,3%), таких как «друг / подруга», «всегда помогаю людям», «люблю общаться», что может свидетельствовать о большей значимости этого параметра в самовосприятии подростка из малого города.

Анализ особенностей идентичности подростков малого и большого городов в возрастном контексте представлен в табл. 3.

Таблица 3
Возрастные различия в структуре идентичности подростков большого и малого города. Данные по методике «Кто Я?» (в процентах от количества ответов в каждой возрастной группе)

Компоненты
идентичности
Малый город Большой город
Школьные классы
6-й 7-й 8-й 6-й 7-й 8-й
Социальное Я 49 33,7 52,9 22,6 36,8 20,1
Коммуникативное Я 7,6 6,4 5,9 4,9 2,9 5,2
Материальное Я 0 0 0 1,4 0 0
Физическое Я 3,5 1,1 5,4 21,2 11,7 9,1
Деятельное Я 9,6 4,1 1,4 9,9 3,9 1,2
Перспективное Я 1 0 0,3 2,3 1,7 2,3
Рефлексивное Я 29,3 54,7 34,1 37,7 43 62,1
Всего 100 100 100 100 100 100


Проследим выраженность компонентов идентичности для каждой из выборок сначала по классам в отдельности, а далее обозначим основные тенденции динамического развития идентичности подростков.

Подростки большого города в 6-м классе в несколько раз чаще используют описания «физического Я», а именно описания внешности, своих привычек, физических особенностей, в отличие от представителей малого города (м.г. – 3,5%; б.г. – 21,2%). «Коммуникативное Я» в 6-м классе в меньшей степени выражено у подростков большого города, нежели у подростков малого города (м.г. – 7,6%; б.г. – 4,9%), которые используют не только такие характеристики, как «хороший друг / подруга», но и «умею слушать людей», «люблю дружить и общаться» и «часто хожу в гости». «Материальное Я» в выборке 6-го класса малого города не было представлено, в то время как в большом городе подростки использовали характеристики «материального Я» в 1,4% от всего массива характеристик и выразили это в самоописании как «у меня есть…». У подростков большого города в 6-м классе в большей степени (м.г. – 1 %; б.г. – 2,3%) выражено описание «перспективного Я» («я буду врачом», «у меня будет трое детей» и т.д.). «Деятельное Я» в 6-м классе имеет минимальные различия в среднем по всем возрастным группам. Данная категория идентичности оказалась стабильной у подростков обеих выборок во всех возрастах и не зависит от социального окружения, от условий развития и возможностей самореализации.

В 7-м классе при сравнительном анализе выборок большого и малого городов наблюдаются следующие тенденции. Уровень выраженности «социального Я» (м.г. – 33,7%; б.г. – 36,8%) и «рефлексивного Я» (м.г. – 54,7%; б.г. – 43%) у подростков малого и большого городов в 7-м классе практически одинаков. Интересно, что именно в 7-м классе «рефлексивное Я» (личностные качества, индивидуальные характеристики и т.д.) больше выражено в самоописаниях подростков обеих выборок, нежели «социальное Я» (ролевые позиции, принадлежность к группе). Аналогично с 6-м классом в 7-м наблюдаются наиболее значимые различия по компонентам «физическое Я» (м.г. – 1,1%; б.г. – 11,7%) и «коммуникативное Я» (м.г. – 6,4%, б.г. – 2,9%). Подростки большого города более развернуто описывают свою внешность («худая», «с карими глазами», «высокий» и т.д.), в то время как подростки из малого города в этом параметре ограничиваются описанием себя как «красивый / некрасивый».

Сравнительный анализ выраженности компонентов идентичности подростков малого и большого городов в 8-м классе показал, что наибольшие различия наблюдаются по компоненту «социальное Я» (м.г. – 52,9%; б.г. – 20,1%) и «рефлексивное Я» (м.г. – 34,1%; б.г. – 62,1%). Самокатегоризация по компоненту «социальное Я» у подростков малого города представлена более разнообразно, в ответах они использовали, как уже было отмечено выше, следующие определения: «боровичанин», «гражданин России», «русский», «славянин», а также ролевые, учебные и семейные позиции – «ученик», «гимназист», «сын», «внук», «брат», принадлежность к возрастной группе – «подросток». У подростков большого города компонент «социального Я» представлен более бедно и, как правило, ограничивается учебными ролями «ученик / ученица», «школьник», реже – семейной принадлежностью – «дочь / сын», «брат / сестра». Интересна тенденция большего присутствия характеристик «перспективного Я» в ответах подростков большого города по сравнению с ответами их сверстников из малого города (м.г.– 0,3%; б.г.– 2,3%). Первые использовали в самокатегоризации такие характеристики, как «буду врачом», «буду богатым», «будущий муж», а подростки из малого города если и определяли себя в будущем, то ограничивались учебной позицией – «будущий студент». При анализе ответов учеников 8-х классов не было выявлено ни одной характеристики, относящейся к «материальному Я», что указывает на закономерную потерю значимости этого параметра в подростковом возрасте за счет выхода на первый план рефлексивных характеристик, социальной самокатегоризации, а у подростков большого города – и «перспективного Я».

Основные динамические тенденции выраженности компонентов идентичности прежде всего связаны с соотношением «социального Я» и «рефлексивного Я» в разных возрастных группах выборок малого и большого городов. Так, у подростков малого города в 6-м классе показатели «социального Я» выше, нежели показатели «рефлексивного Я». Далее, в 7-м классе, у подростков малого города наблюдается обратная тенденция превалирования «рефлексивного Я» над «социальным Я», а в 8-м классе тенденция снова меняется и становится схожа с картиной соотношения «социального Я» и «рефлексивного Я» в 6-м классе (т.е. наблюдается превалирование самоописаний социальных ролей и принадлежности к группе над личностными характеристиками).

Подростки большого города демонстрируют обратную тенденцию. В 6-м классе строят самоописание, прежде всего исходя из своих личностных качеств, индивидуальных характеристик, нежели из социальных ролей и групповой принадлежности. Далее, в 7-м классе, наблюдается увеличение количества самоописаний «социального Я» по сравнению с 6-м классом, однако соотношение социальных ролей и принадлежности к группе с личностными характеристиками остается в пользу последних. В 8-м классе у подростков большого города соотношение «социального Я» (20,1%) и «рефлексивного Я» (62,1%) становится явно перераспределенным в пользу «рефлексивного Я». Итак, можно предположить, что подростки малого города в отличие от подростков большого города, прежде всего, строят свой «образ Я» на основе социальных ролей и статуса, нежели личностных особенностей, индивидуальных характеристик.

Также достаточно интересны динамические тенденции в отношении «физического Я»: в выборке большого города обнаруживается большее количество ответов данной категории (в несколько раз выше, чем в малом городе) во всех изучаемых возрастных группах. Причем у подростков большого города наблюдается четкое снижение количества самоописаний внешности и физических параметров от 6-го к 8-му классу при сохранении общего высокого уровня «физического Я» по сравнению с выборкой малого города. Динамика выраженности самоописаний «деятельного Я» (навыков и умений) у подростков обеих выборок схожа и имеет тенденцию снижения в процентном соотношении от 6-го к 8-му классу (см. табл. 3).

Особенности «зеркального Я» (по данным методики «Какой Я глазами других?»)

В результате анализа данных по методике «Какой Я глазами других?» [Румянцева, 2006] были выявлены некоторое особенности «зеркального Я» подростков (см. рис. 2 и табл. 4).


Рис. 2. Среднее количество характеристик самоописания. Данные по методике «Какой Я глазами других?».


Изучение среднего количества ответов исследуемых подростков показало, что подростки малого города использовали практически вдвое меньшее количество характеристик при описании себя со стороны окружающих, чем дети большого города (в 6-м, 7-м и 8-м классах соответственно: м.г. – 5,6; 3,8; 5,1; б.г. – 10,3; 5,3; 10). Таким образом, «зеркальная» идентичность у подростков большого города представлена более развернуто в 6-м и 8-м классах (различия между двумя исследованными выборками статистически значимы по критерию Манна–Уитни, p ≤ 0,01). В 7-м классе различия в уровне дифференцированности статистически незначимы. Подростки большого города рефлексивно воспринимают то, какими их видят окружающие, и более конкретно описывают свой образ глазами других. В 7-м классе наблюдается некоторое снижение количества характеристик, что опять же, как уже предполагалось выше, может говорить о некоем переосмыслении себя, переконструировании своего «образа Я глазами других» в этом возрасте.

Показатели количества объективных и субъективных характеристик самоописания отражены в табл. 4.

Таблица 4
Соотношение объективных / субъективных характеристик самоописания. Данные по методике «Какой Я глазами других?» (в процентах от количества ответов в каждой возрастной группе)

Характеристики
самоописания
Малый город Большой город
 Школьные классы
6-й 7-й 8-й 6-й 7-й 8-й
Объективные 12,3 25 8,5 11,8 19,4 12,8
Субъективные 87,7 75 91,5 88,2 80,6 87,2


Как видно из таблицы, в выборке и малого, и большого городов во всех изучаемых возрастах самоописания состоят преимущественно из субъективных характеристик. Подростки используют такие определения, как «классный», «странная», «вредный», «доверчивая», «ленивый» и прочее. Только в 7-м классе и в малом и в большом городе мы можем наблюдать увеличение количества объективных характеристик по сравнению с остальными классами, которые выражаются такими самоописаниями, как «мальчик / девочка», «ребенок», «человек» и др.
Компоненты идентичности по методике «Какой Я глазами других?» представлены в табл. 5.

Таблица 5
Компоненты идентичности подростков большого и малого города. Данные по методике «Какой Я глазами других?» (в процентах от количества ответов в каждой группе)

Компоненты
идентичности
Малый
город
Большой
город
Социальное Я 12,3 7,6
Коммуникативное Я 7,9 8,6
Материальное Я 0 0
Физическое Я 3,6 7
Деятельное Я 4,6 5,1
Перспективное Я 0 0
Рефлексивное Я 71,6 71,7
Всего 100 100


Итак, видно, что при описании «зеркального Я» подростки обеих выборок в целом используют такие компоненты, как «рефлексивное Я» (малый город – 71,6%; большой город – 71,7%), «социальное Я» (м.г. – 12,3%; б.г. – 7,6%), «коммуникативное Я» (м.г. – 7,9%; б.г. – 8,6%), «деятельное Я» (м.г. – 4,6%; б.г. – 5,1%) и «физическое Я» (м.г. – 3,6%; б.г. – 7%). Подростки большого города используют в описании «зеркального Я» чаще всего характеристики «рефлексивного Я» (71,7%), а далее – «коммуникативного Я» (8,6%), «социального Я» (7,6%), «физического Я» (7%) и «деятельного Я» (5,1%), по нисходящей. Описания «физического Я» подростки из большого города используют в два раза чаще, чем подростки малого (м.г. – 3,6%; б.г. – 7%). Возможно, дети из большого города строят свой «образ Я глазами других» прежде всего на основе личностных качеств, особенностей поведения и характера, коммуникативных особенностей (а также на особенностях отношений со сверстниками), социальных ролей, описании внешности. Для подростков малого города помимо основной составляющей «зеркального Я» – личностных характеристик и особенностей характера («рефлексивное Я») – также важны самоописания социальных ролей и принадлежности к группе («социальное Я»), особенностей взаимодействия с окружающими («коммуникативное Я») и описания внешности, физических особенностей («физическое Я»).

Проанализируем ответы («Какой Я глазами других?») подростков малого и большого городов по каждому исследуемому возрасту отдельно – в 6, 7 и 8-м классах (см. табл. 6).

Таблица 6
Возрастные различия в структуре идентичности подростков большого и малого города. Данные по методике «Какой Я глазами других?» (в процентах от количества ответов в каждой возрастной группе)


Компоненты
идентичности
Малый город Большой город
Школьные классы
6-й 7-й 8-й 6-й 7-й 8-й
Социальное Я 10,8 12,2 10,8 6,4 8,4 7,7
Коммуникативное Я 5,9 11,8 6,5 7,8 8,3 11,6
Материальное Я 0 0 0 0 0 0
Физическое Я 2,7 2,6 3,9 8,7 6,5 5,5
Деятельное Я 6,3 6,6 1,5 3,9 5,7 5,4
Перспективное Я 0 0 0 0 0 0
Рефлексивное Я 74,3 66,8 77,3 73,2 71,1 69,8
Всего 100 100 100 100 100 100


Итак, мы видим, что в 6-м классе основные различия наблюдаются в таких компонентах идентичности, как «физическое Я» (м.г. – 2,7%; б.г. – 8,7%), «социальное Я» (м.г. – 10,8%; б.г. – 6,4%), «коммуникативное Я» (м.г. – 5,9%; б.г. – 7,8%) и «деятельное Я» (м.г. – 6,3%; б.г. – 3,9%). По «рефлексивному Я» значения схожи (м.г. – 74,3%; б.г. – 73,2%). Шестиклассники и малого и большого городов считают, что окружающие воспринимают их прежде всего как индивидуальность и в первую очередь видят и ценят их личностные качества. Описания «физического Я», а именно «блондинка / брюнетка», «сладкоежка», «не пьющий / не курящий» и т.д. подростки младшей возрастной подгруппы в большом городе используют в несколько раз чаще, чем в малом городе. В малом городе дети при описании своего «физического Я» со стороны окружающих используют в основном такие описания, как «худой / толстый», «красивый / страшный».

Очевидно, подростки большого города строят свое «зеркальное Я» прежде всего на основании своих физических особенностей и описания внешности (помимо личностных качеств, относящихся к «рефлексивному Я»). «Социальное Я» в 6-м классе чаще встречается в самоописании у подростков малого города (10,8%), по сравнению с большим городом. Они используют в описании своего «зеркального Я» такие характеристики, как «человек», «личность», «гимназист», «боровичанин», в то время как подростки большого города используют характеристики «социального Я» реже (6,4%) и выражают их такими определениями: «отличник / хорошист», «футболист / коллекционер чего-либо». В выраженности «коммуникативного Я» и «деятельного Я» различия не столь велики, дети использовали выражения «друг / подруга», «люблю играть на компьютере», «хорошо катаюсь на скейтборде» и т.д.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что подростки в 6-м классе большого города строят свое «зеркальное Я» прежде всего на основе личностных характеристик («рефлексивное Я»), физических параметров, внешности («физическое Я»), отношений со сверстниками («коммуникативное Я») и в последнюю очередь – на основе социального статуса, положения в группе («социальное Я»). Дети же малого города осознают свое «зеркальное Я», прежде всего, аналогично с подростками большого города как совокупность своих личностных характеристик, индивидуальности («рефлексивное Я»), однако социальный статус и социальные роли («социальное Я») и свои умения и навыки («деятельное Я») считают более значимыми при построении «образа Я глазами других».

В 7-м классе различия наблюдаются по «физическому Я» (м.г. – 2,6%; б.г. – 6,5%), «коммуникативному Я» (м.г. – 11,8%; б.г. – 8,3%) и «социальному Я» (м.г. – 12,2%; б.г. – 8,4%). По компоненту «деятельное Я» различий практически не наблюдается (м.г. – 6,6%; б.г. – 5,7%), а «материальное Я» и «перспективное Я» у подростков 7-го класса не выражено как в малом, так и в большом городе (не было дано ни одного самоописания данных категорий). При построении «зеркального Я» подростки большого города по сравнению с подростками малого чаще используют характеристики «физического Я» (6,5%) – «красивая / брюнетка / худенькая / накачанный», в то время как представители малого города чаще используют описания «социального Я» (12,2%) – «ученик / гимназист / отличник / боровичанин / русский», и «коммуникативного Я» (11,8%) – «друг / люблю общаться / всегда помогаю».

В основе описаний себя «глазами других» для всех подростков лежат личностные качества и индивидуальные характеристики, но конкретизация самоописаний у подростков большого и малого городов различна. Мы видим, что в 7-м классе самоописание «зеркального Я» у подростков большого города прежде всего строится на личностных качествах и индивидуальных характеристиках, также на социальных ролях и принадлежности к группе, подросткам важны отношения и коммуникация со сверстниками, описание своих физических данных, внешности. Подростки малого города аналогично описывают себя «глазами других» в первую очередь со стороны личностных качеств, особенностей характера, эмоционального отношения к себе, но большее внимание уделяют социальным ролям и принадлежности к группе (используют более разнообразные самоописания «социального Я» в большем количестве), а также чаще, нежели подростки большого города, описывают себя во взаимодействии с людьми, с коммуникативной стороны.

Анализ ответов 8-го класса показал, что подростки большого и малого городов используют при описании себя глазами других следующие компоненты идентичности: «рефлексивное Я», «социальное Я», «коммуникативное Я», «физическое Я» и «деятельное Я». Основные различия в выраженности компонентов идентичности подростков малого и большого города наблюдаются в «рефлексивном Я» (м.г. – 77,3%; б.г. – 69,8%), «социальном Я» (м.г. – 10,8%; б.г. – 7,7%), «коммуникативном Я» (м.г. – 6, 5%; б.г. – 11,6%), «физическом Я» (м.г. – 3,9%; б.г. – 5,5%) и «деятельном Я» (м.г. – 1,5%; б.г. – 5,4%). Подростки большого города при описании себя глазами других используют следующие компоненты: «рефлексивное Я» (68,8%) – «веселый», «добрый», «смешной»; «коммуникативное Я» (11,6%) – «друг / подруга», «люблю тусоваться / болтать»; «социальное Я» (7,7%) – «человек», «брат», «ученик»; «физическое Я» (5,5%) – «толстый / худой», «сильный»; «деятельное Я» (5,4%) – «хорошо играю в футбол», «знаю математику», «люблю играть на компьютере». Восьмиклассники малого города описывают свое «зеркальное Я» характеристиками «рефлексивного Я» (77,3%) – «крутой», «обидчивая», «надежная»; «социального Я» (10,8%) – «гимназист», «боровичанин», «одноклассник», «сын / внук»; «коммуникативного Я» (6,5%) – «друг», «надежная подруга», «умею выслушать», «у меня много друзей»; «физическое Я» (3,9%) – «красивый», «не курящий», «толстый / худой» и «деятельное Я» (1,5%) – «ругаюсь матом», «хорошо плаваю» и т.д.

Таким образом, мы видим, что проживающие в большом или малом городах подростки строят свое «зеркальное Я» в первую очередь на основе личностных качеств, индивидуального стиля поведения, персональных характеристик. Однако дети из большого города при конструировании своего «образа Я глазами других» придают большее значение своим коммуникативным особенностям и специфике взаимоотношений со сверстниками, а также умениям, навыкам и знаниям и описанию внешности, физическим параметрам. Подростки же малого города в большем количестве используют в самоописаниях «зеркального Я» социальные роли, обозначение принадлежности к группе. Дети малого города имеют представление, что окружающие, с одной стороны, воспринимают их как индивидуальность с набором личностных неповторимых качеств и характеристик (например, особенностей характера), а с другой – как членов группы (например, класса), носителей учебно-ролевой и семейной позиции.

Заключение

По результатам исследования можно сделать следующие выводы об особенностях идентичности подростков, проживающих в большом или в малом городе.

1. Структура идентичности у подростков, развивающихся в социальных пространствах большого и малого городов, различна. Подростки малого города в большей степени склонны к рефлексии, самоосознанию, построению более детального «образа Я». Подростки большого города преимущественно описывают себя со стороны личностных качеств, в то время как дети малого города большее внимание уделяют социальным ролям и групповой принадлежности.

2. Различна структура «зеркального Я» у подростков малого и большого городов, а именно: первые выстраивают «зеркальную» идентичность, прежде всего на основе социальных ролей и принадлежности к группе, а вторые опираются на личностные черты и индивидуальность, «непохожесть» на других.

3. Подростки малого города имеют более дифференцированный «образ Я» по сравнению с подростками большого города и, одновременно, менее дифференцированный «образ Я глазами других».


Литература

Кон И.С. Личность и ее самосознание. М.: 1984. 335 с.

Марцинковская Т.Д., Авдулова Т.П., Изотова Е.И., Костяк Т.В., Хузеева Г.Р. Социализация детей и подростков: методический комплекс. М.: Изд-во Моск. пед. гос. ун-та, 2009. 100 с.

Румянцева Т.В. Психологическое консультирование: диагностика отношений в паре: учеб. пособие. СПб.: Речь, 2006. 176 с.

Столин В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. 284 с.

Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М.: Наука, 1977. 142 с.

Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: пер. с англ. М.: Прогресс, 1996. 344 с.

Поступила в редакцию 6 апреля 2010 г. Дата публикации: 14 июня 2010 г.

Сведения об авторе

Гордеева Ольга Александровна. Аспирант, кафедра возрастной психологии, Московский педагогический государственный университет, ул. Госпитальный Вал, д. 4, 111020 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Ссылка для цитирования

Гордеева О.А. Структура идентичности подростков большого и малого города [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. N 3(11). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.20гг). 0421000116/0025.
[Последние цифры – номер госрегистрации статьи в реестре ФГУП НТЦ "Информрегистр".]

К началу страницы >>