Psikhologicheskie Issledovaniya • ISSN 2075-7999
peer-reviewed • open access journal
      

 

Related Articles

Портнова Д.С., Шмелев А.Г. Опыт психометрического исследования полихронности и монохронности как компонентов временной компетентности личности

English version: Portnova D.S., Shmelev A.G. A sample psychometric research of polychronicity and monochronicity as the aspects of temporal competence of personality
Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Москва, Россия

Сведения об авторах
Литература
Ссылка для цитирования


Представлены результаты эмпирического исследования взаимосвязей между  стилевыми параметрами «монохронность» и «полихронность» как составными компонентами временной компетентности личности, с одной стороны, и  факторами из модели «Большая пятерка» – с другой стороны. В основной части исследования в 2013 г. принял участие 301 респондент. Испытуемыми в онлайн-режиме заполнялся оригинальный тест-опросник на «параллельную» и «последовательную» компетентность в управлении временем, а также три различных варианта тест-опросника, построенные на основе «Большой пятерки». Обнаруженные значимые корреляции ориентаций на полихронность и монохронность с факторами «Большой пятерки» согласованы с данными зарубежных авторов, которые приводятся в литературном обзоре. Основной эмпирический факт состоит в наличии положительной корреляции между полихронностью и экстраверсией, а также между монохронностью и самоконтролем. Он обсуждается с точки зрения присутствия во временной компетентности личности отдельных аспектов, обусловленных устойчивыми чертами темперамента и характера, а также несводимости ее к полюсам единственного чисто стилевого фактора.

Ключевые слова: временная компетентность личности, полихронность, монохронность, «Большая пятерка», корреляционный анализ, надежность-согласованность, тест, опросник, психодиагностика

 

В настоящей работе описано психометрическое исследование особенностей временной компетентности личности, учитывающей ее базовые параметры в виде полихронности и монохронности – в совокупности имеющихся на их счет современных научных воззрений (А.Блюдорн, Т.А.Нестик и др.). Программа этого исследования составлена и реализована в контексте психодиагностики личностных черт, в частности, таких популярных и универсальных, как «Большая пятерка».

Основная цель исследования состояла в попытке выявления статистически значимых связей выраженности ориентации на полихронность или монохронность с факторами «Большой пятерки» (В.Т.Норман, Л.Р.Голдберг, П.Коста, Р.Мак-Крей, Р.Кеттелл, А.Г.Шмелев и др.), которой предшествовали разработка и апробация оригинальной русскоязычной методики диагностики временной компетентности личности.

Э.Холл в знаковой публикации 1959 г. причислил представления о времени (темпоральность) к первичным информационным системам, определяющим специфичность каждого этноса, и сделал заключение о наличии двух антонимичных способов деления времени и, соответственно, монохронных и полихронных культур [Hall, 1959].

Перечень особенностей, отличающих «монохронное» поведение от «полихронного», примерно таков: это очередность или одномоментность выполнения дел, сосредоточенность на деле или допустимость отвлечения от него, идентификация с поручением или давшими его людьми, приверженность планам или их необязательность, пунктуальность или непунктуальность как принятые нормы, отдача приоритета обязательствам или интересу, понимание времени как материальной ценности или безусловной данности [Куликова, 2004].

Периодически данная бинарная оппозиция рассматривается несколько поэтически в качестве свидетельства «тирании времени» [Kaufman-Scarborough, 2003], но большинство исследователей сходится в признании ее базовой для понимания особенностей организации деятельности людьми, принадлежащими к разным этническим группам. К настоящему же моменту фокус исследователей сместился с поиска национальных отличий в желании организовывать свою деятельность «последовательно» или «параллельно» на более узкие области.

В настоящее время установлены многочисленные связи полихронности и монохронности с другими переменными: тревожностью, мотивацией достижения, а также предпочтениями в выборе организации для работы [Conte, Gintoft, 2005].

Связь факторов диспозиционной модели личностных черт «Большая пятерка» с данными особенностями изучались неоднократно: выявлено, что полихронность статистически не связана с нейротизмом, открытостью новому опыту и согласием, результаты касательно сознательности противоречивы, при этом замечена небольшая по значению, но воспроизводимая корреляция между полихронностью и экстраверсией [Payne, Philo, 2002].

Проясняются составляющие интеллектуальной сферы, оказывающие значимое воздействие на успешность выполнения «монофазических» и «полифазических» задач – ими могут выступать восприятие, память, внимание, абстрактная логика и когнитивный стиль, также небезынтересны особенности принятия решений в условиях дефицита времени людьми, принадлежащими к той или иной группе [Goonetilleke, Yan, 2010].

Одно из современных определений полихронности гласит, что это важная черта работника, которая имеет четкое и ясное отношение к эклектичной и интенсивно развивающейся рабочей среде [Arndt et al., 2006]. Признается, что отдельные виды профессиональной деятельности предъявляют своеобразные требования к специалистам как в плане полихронности, так и монохронности [Bluedorn, 2002]; имеет значение размер компании – в малых отдается предпочтение полиактивным исполнителям, в крупных, напротив, поощряется моноактивность [Eisenhardt, 1989]. От трудового поста зависит также, будет ли полихронность оказывать влияние на производительность труда и на качество обслуживания клиентов [Karatepe et al., 2013]. Некоторые авторы концентрируются здесь на руководящих позициях в сравнении с теми, где предполагаются лишь исполнительские функции [Kantrowitz et al., 2012].

Среди методических инструментов более всего распространены Опросник полихронных ценностей (Inventory of Polychronic Values) и Модифицированный индекс установки на полихронность (Modified Polychronic Attitude Index 3), имеющие довольно длительную историю применения [Bluedorn, 2002; Lindquist, Kaufman-Scarborough, 2007]. Первый из перечисленных опросников лидирует по популярности, содержа в себе всего 5 утверждений, согласие или несогласие с которыми следует оценивать по пятибалльной шкале Лайкерта; на российской выборке этот опросник адаптирован Т.А.Нестиком [Нестик, 2011]. При этом монохронность рассматривается в определенной мере негативно – как отсутствие полихронности – или же просто не признается важной для анализа.

Некоторые авторы фиксируют расхождение между оригинальной трактовкой полихронности Э.Холла и последующими в виде исходного акцента на контекте взаимоотношений, который впоследствии был упущен [Leonard, 2008]. Наиболее важно, что ныне в исследованиях полихронности и монохронности разводятся мотивационный и собственно поведенческий пласты: конструкты Э.Холла относят скорее к сфере индивидуальных предпочтений, в то время как реальное выполнение многих дел одновременно определяется в виде «многозадачности» [Konig, Waller, 2010].

Мы склонны согласиться с данным разделением и проводим в работе первое из указанных направлений, подразумевая под «последовательной» и «параллельной» компетентностью во времени общую ориентацию личности на действия в том или ином ключе, а также выделяя антитезу «полихронность–монохронность» в качестве одного из тех понятий, которые определяют лицо психологических исследований феномена временной компетентности личности.

Методы

Описание методики ППК-ТМ

Понимая, что шкала из пяти утверждений не может претендовать на статус психометрической, свою работу мы начали с разработки собственнной психометрической методики для измерения полихронности и монохронности. Для создания методики ППК-ТМ («параллельная» и «последовательная» компетентность в тайм-менеджменте» – техническое название) на первом этапе были проанализированы указанные выше опросники, направленные на диагностику полихронных ориентаций и успешность индивидуального тайм-менеджмента. Были учтены общие для всех методик параметры оценивания, а также недостатки данных инструментов, в частности, в виде недостаточной проработанности конструкта монохронности. На основании проведенного анализа были сформулированы 42 вопроса, касающиеся предпочтений в выборе режима работы, а также преимущественной ориентации на моноактивность или полиактивность в повседневной деятельности. Каждая из шкал представлена 21 вопросом-заданием, среди которых есть как прямые, так и обратные пункты (см. Приложение).

Степень согласия / несогласия с предложенными утверждениями респондентам предлагалось оценить по пятибалльной шкале Лайкерта, имеющей следующие градации: совершенно не согласен(-на) / cкорее не согласен(-на) / не могу сказать определенно / скорее согласен(-на) / полностью согласен(-на).

Описание тест-опросников на основе факторов «Большой пятерки»

Ипсативная версия методики «Большая пятерка» на прилагательных «ПЕНТА» построена на базе «Тезауруса личностных черт» и содержит 35 групп прилагательных (по пять в каждой), относящихся к различным полюсам пяти относительно общих факторов темперамента и характера и уравненных по степени социальной желательности конструктов в каждой из групп.

Респондентами оценивается наличие или отсутствие у себя указанных качеств при выборе не менее одного, но не больше трех подходящих и одновременно неподходящих прилагательных из числа предъявленных. Шкала для оценки выраженности каждой из личностных черт имеет три градации, означающие отсутствие свойства, среднюю выраженность и его наличие. Ипсативная технология реализуется за счет вынужденного выбора минимум одного подходящего или неподходящего качества [Шмелев и др., 2014].

Для подкрепления данных, полученных с помощью методики «ПЕНТА», использовались ранее составленные в системе HT-LINE протоколы испытуемых по двум классическим стандартизированным личностным опросникам, также направленным на диагностику пяти общих и относительно независимых факторов темперамента и характера.

Первый из них – B5Plus, состоящий из 100 вопросов и обладающий всеми необходимыми психометрическими свойствами, подтвержденными в ходе более чем пятнадцатилетней истории его применения.

Второй – методика 11ЛФ, современный русскоязычный личностный опросник, являющийся детализированной альтернативой «Большой пятерке». Он состоит из 93 кратких заданий и также реализует ипсативную технологию за счет вынужденного выбора из двух утверждений. Психометрические параметры данного теста отвечают основным стандартам психометрической психодиагностики [Преснова, 2011].

Выборка

К участию в онлайн-исследовании были приглашены члены виртуального КИТТ – Клуба испытателей тестовых технологий на сайте www.ht.ru, созданного в лаборатории «Гуманитарные технологии» (научный руководитель – А.Г.Шмелев).

В серии исследования, посвященной выявлению ориентации на полихронность и монохронность посредством тест-опросника ППК-ТМ, а также диагностике личностных черт на основе методики «ПЕНТА», принял участие 301 человек, среди них 230 женщин и 71 мужчина. Средний возраст составил 31 год, стандартное отклонение – 10,6; размах – 47; минимум – 12 лет; максимум – 59 лет. Участники исследования заполняли указанные методики дистанционно в онлайн-режиме на платформе HT-LINE. Они являются добровольцами, заинтересованными в получении информации о себе посредством прохождения различных тестовых испытаний в ситуации консультирования.

Результаты и обсуждение

Далее приводятся результаты проверки основных психометрических свойств методики ППК-ТМ, а также обсуждаются связи полихронности и монохронности с факторами «Большой пятерки», представленной тремя стандартизированными тест-опросниками. В трех сериях исследования – основной и двух ориентировочных – получены значимые и интерпретируемые корреляции данных факторов, которые подробно обсуждаются.

Основные психометрические свойства методики ППК-ТМ

Показатели надежности-согласованности шкал исследовательской версии тест-опросника ППК-ТМ, призванной диагностировать направленность на полихронность или монохронность при осуществлении повседневной трудовой деятельности (или «параллельную» и «последовательную» компетентность во времени), можно счесть удовлетворительными для методик такого класса. Здесь и далее при обработке данных использовался пакет статистических программ SPSS 18.0. Результаты расчета альфа-коэффициента Кронбаха приведены в табл. 1.

Таблица 1
Надежность-согласованность шкал методики ППК-ТМ

N = 301 Шкала теста ППК-ТМ Коэффициент альфа-Кронбаха
1 Полихронность («параллельная» компетентность) 0,779
2 Монохронность («последовательная» компетентность) 0,677

Примечания. N – количество испытуемых.


Для проверки статистических гипотез о нормальности распределения тестовых баллов по шкалам методики ППК-ТМ использовался одновыборочный критерий согласия Колмогорова–Смирнова, позволяющий определить, подчиняется ли полученное эмпирически распределение предполагаемой модели. Результаты приведены в табл. A и B и на рис. 1 и 2 в Приложении.

По итогам проверки основных психометрических свойств методику ППК-ТМ можно рассматривать в качестве перспективного измерительного инструмента, имеющего расширенный банк заданий по сравнению с существующими методиками для измерения ориентаций на полихронность и монохронность в контексте индивидуальных предпочтений в выборе того или иного режима деятельности. Очевидно, работа по сбору норм и коррекции ключей должна быть продолжена наряду с проверкой ретестовой надежности методики, которая еще не выполнена. Здесь нужно высказать некоторые общие соображения и учесть следующие моменты:

– выборка стандартизации, на данный момент состоящая более чем из 300 человек в «ситуации клиента», должна быть увеличена за счет лиц в «ситуации экспертизы», что с необходимостью предполагает их нахождение в профессиональном контексте – именно он является системообразующим фактором, когда речь идет о полиактивности и моноактивности, а потому важен его учет;

– стоит заметить, что большинство сформулированных нами пунктов могут быть «прямыми» вопросами для одной шкалы и «обратными» для другой, но для некоторых из них это несправедливо, так как они имеют особую, отчасти ценностную отнесенность только к одному режиму деятельности из двух.

У полихронности и монохронности, как нам кажется, есть отличительные признаки, которые позволяют усомниться в их представленности на едином континууме, – а потому необходима большая дифференцированность заданий и ключей к тесту.

Анализ корреляционных связей между ориентациями на полихронность и монохронность и факторами «Большой пятерки»

Проверка гипотез о связях полихронности и монохронности с факторами «Большой пятерки» в контексте психометрической адаптации тест-опросника обычно получает смысл проверки конструктной эмпирической валидности методики: если мы получим содержательно интерпретируемые  значимые связи, то можем сделать вывод, что наш тест-опросник обладает конструктной валидностью. Для проверки этих гипотез использовались числовые показатели в стен-баллах. Нормирование результатов всех методик производилось автоматически в онлайн-системе HT-LINE, в которой осуществлялся перерасчет стандартизированных показателей на основании собранных протоколов.

Корреляционное исследование связей между факторами тест-опросников ППК-ТМ и «ПЕНТА» (ипсативная версия «Большой пятерки» на прилагательных) производилось путем расчета коэффициента линейной корреляции Пирсона. Результаты корреляционного исследования приведены в табл. 2, где высокий полюс фактора назван вторым, а положительный знак корреляции означает связь высокого балла по факторам «полихронность» или «монохронность» именно с правым (высоким), а не с левым полюсом фактора «Большой пятерки».

Таблица 2
Результаты корреляционного исследования связей между факторами ППК-ТМ и «ПЕНТА» (ипсативная версия «Большой пятерки» на прилагательных)

N = 301 Фактор «Большой пятерки» Полихронность
(«параллельная» компетентность)
Монохронность
(«последовательная» компетентность)
1 Интроверсия – Экстраверсия 0,354 (***) –0,208 (***)
2 Независимость – Согласие –0,155 (**) 0,040
3 Импульсивность – Самоконтроль –0,120 (*) 0,330 (***)
4 Тревожность – Стабильность 0,037 0,078
5 Консерватизм – Новаторство 0,080 –0,208(***)

Примечания. * коэффициент корреляции значим на уровне p < 0,05;** коэффициент корреляции значим на уровне p < 0,01;*** коэффициент корреляции значим на уровне p < 0,001. N – количество испытуемых.


Как видно из приведенных данных, значимые коэффициенты корреляции, очерчивающие связи между «параллельной» и «последовательной» компетентностью и факторами диспозиционной модели «Большая пятерка», получены для шести параметров сравнения из десяти, хотя некоторые значимые корреляции по модулю оказались невысокими:

1) более ориентированные на полихронность субъекты демонстрируют большую направленность на экстраверсию (r = 0,354), имеют склонность к проявлениям независимости (r = –0,155) и импульсивности (r = –0,120);

2) более ориентированные на монохронность субъекты демонстрируют прежде всего склонность к проявлениям самоконтроля (r = 0,330), имеют несколько большую направленность на интроверсию (r = –0,208) и консерватизм (r = –0,208).

Полученные результаты соответствует мировому опыту изучения связей полихронности и монохронности и соответствующих личностных черт. Так, у К.Кёнига и М.Дж.Веллер, осуществивших крупный аналитический обзор по данной тематике, сказано, что в различных исследованиях стабильно выявляется связь полихронности с экстраверсией, а отрицательные связи полихронности с факторами согласия и самоконтроля не столь устойчивы, но также имеют место [Konig, Waller, 2010].

Помимо указанной версии методики «Большая пятерка» материалом для анализа связей ориентаций на полихронность / монохронность и выраженности соответствующих личностных черт выступали стандартизированные методики B5Plus и 11ЛФ.

Среди членов Клуба испытателей тестовых технологий «Персона» мы искали таких участников, которые выполнили в течение последних лет сразу несколько интересующих нас методик. Тест-опросники B5Plus и ППК-ТМ были выполнены в разное время 71 респондентом из первоначальной выборки (причем B5Plus примерно годом ранее). Результаты корреляционного исследования приведены в табл. 3.

Таблица 3
Результаты корреляционного исследования связей между факторами ППК-ТМ и «Большой пятерки» (версия B5Plus)

N = 71 Фактор «Большой пятерки» Полихронность
(«параллельная» компетентность)
Монохронность
(«последовательная» компетентность)
1 Интроверсия – Экстраверсия 0,309 (*) –0,012
2 Независимость – Согласие 0,083 –0,056
3 Импульсивность – Самоконтроль –0,087 0,358 (*)
4 Тревожность – Стабильность 0,076 0,078
5 Консерватизм – Новаторство 0,343 (*) –0,160

Примечания. * коэффициент корреляции значим на уровне p < 0,01. N – количество испытуемых.


Полученные результаты корреляционного анализа связей полихронности / монохронности и факторов «Большой пятерки», измеренных на основе методик ППК-ТМ и опросника B5Plus, позволяют подтвердить полученные ранее данные о связях факторов полихронности и экстраверсии (r = 0,309), а также факторов монохронности и самоконтроля (r = 0,358). Наличие значительного временного интервала между выполнением респондентами разных методик позволяет сделать вывод о том, что в данном случае мы имеем дело с устойчивыми проявлениями, а не ситуативными свойствами, характерными лишь для определенного жизненного периода.

Значимый коэффициент корреляции получен для связи фактора полихронности с новаторством (r = 0,343), что не нашло эмпирико-статистического подтверждения при использовании ипсативной версии методики «Большая пятерка» на прилагательных «ПЕНТА». Данный показатель отражает наличие у субъектов с ведущей полихронной ориентацией в том числе таких личностных особенностей, как любознательность, увлеченность, открытость новому опыту и предпочтение преобразовательной, инновационной деятельности.

Присутствие в нашей исследовательской программе методики 11ЛФ позволяет продолжить анализ связей факторов диспозиционной модели «Большая пятерка» с ориентациями на полихронность и монохронность – или на «параллельную» и «последовательную» компетентность во времени.

Методики 11ЛФ и ППК-ТМ выполнили в комплексе 59 респондентов. Результаты корреляционного исследования приведены в табл. 4.

Таблица 4
Результаты корреляционного исследования связей между факторами ППК-ТМ и 11ЛФ

N = 59 Факторы 11ЛФ Полихронность
(«параллельная» компетентность)
Монохронность
(«последовательная» компетентность)
1 Замкнутость – Общительность 0,272 (*) –0,006
2 Пассивность – Активность 0,563 (***) –0,055
3 Недоверчивость – Дружелюбие –0,180 0,063
4 Независимость – Конформизм –0,030 –0,129
5 Моральная гибкость – Моральность 0,081 0,055
6 Импульсивность – Организованность –0,164 0,371 (**)
7 Тревожность – Уравновешенность 0,101 0,081
8 Сензитивность – Нечувствительность –0,073 –0,189
9 Интеллектуальная сдержанность –
Любознательность
0,338 (**) 0,020
10 Традиционность – Оригинальность 0,359 (**) –0,173
11 Конкретность – Абстрактность 0,021 0,119

Примечания. * коэффициент корреляции значим на уровне p < 0,05;** коэффициент корреляции значим на уровне p < 0,01;*** коэффициент корреляции значим на уровне p < 0,001. N – количество испытуемых.


Данные табл. 4 подтверждают воспроизводимость связи между фактором экстраверсии и полихронностью, так как факторы «общительность» (r = 0,272) и «активность» (r = 0,563) в методике 11ЛФ являются его теоретико-методологическими детализациями. Характерно, что данное личностное свойство описывается в терминах решительности, инициативности, энергичности и предприимчивости, выраженность которых повсеместно отмечается у полихронных субъектов.

Согласованные с результатами методики B5Plus данные получены и в случаях обнаружения связей между факторами полихронности и любознательности (r = 0,338), а также оригинальности (r = 0,359), являющихся  субшкалами в рамках фактора «новаторство». Это означает, что направленность на полифазическую активность подразумевает одновременное наличие у субъекта таких качеств, как готовность постоянно учиться новому и потребность выделяться из общей массы. В случае ориентации на монохронность подтверждается наличие связи с третьим фактором «Большой пятерки» – шкала «организованность» (r = 0,371) в 11ЛФ является выражением более общего фактора «самоконтроль».

Для облегчения процесса сопоставления данных корреляционного анализа связей факторов диспозиционной модели «Большая пятерка» с факторами методики ППК-ТМ, полученных путем применения трех различных версий тест-опросника «Большая пятерка», обратимся к сводной табл. 5. В ней информация о наличии статистически значимой корреляции между факторами дается в порядке следования опросников – «ПЕНТА», B5Plus и 11ЛФ. «–» – статистически значимая корреляция отсутствует, «+» – наличие положительной статистически значимой корреляции с данным полюсом фактора. В случае методики 11ЛФ для удобства анализа используется базовое деление на пять факторов – в одиннадцати они получают конкретизацию.

Таблица 5
Сопоставительный анализ результатов корреляционного анализа связей факторов «Большой пятерки» с факторами методики ППК-ТМ на основе трех тест-опросников

  Факторы «Большой пятерки» Полихронность
(«параллельная» компетентность)
Монохронность
(«последовательная» компетентность)
1 Экстраверсия +/+/+ –/–/–
Интроверсия –/–/– +/–/–
2 Согласие –/–/– –/–/–
Независимость +/–/– –/–/–
3 Самоконтроль –/–/– +/+/+
Импульсивность +/–/– –/–/–
4 Стабильность –/–/– –/–/–
Тревожность –/–/– –/–/–
5 Новаторство –/+/+ –/–/–
Консерватизм –/–/– +/–/–


Таким образом, нами получены относительно однородные данные о связях полихронности и монохронности с факторами «Большой пятерки». Стабильно выявляемые связи относятся к полихронности и экстраверсии, а также к монохронности и самоконтролю. Две методики (B5Plus и 11ЛФ) дают согласованный результат в отношении связи полихронности с новаторством, при этом только методика «ПЕНТА» демонстрирует наличие связей между полихронностью, с одной стороны, и, с другой стороны, независимостью и импульсивностью; монохронность при этом оказывается связана как с интроверсией, так и с консерватизмом.

Заключение и выводы

Нами был произведен корреляционный анализ связей предпочтения полихронной и монохронной активности с факторами диспозиционной модели «Большая пятерка», которая на эмпирическом уровне  измерялась сразу в трех различных личностных опросниках. Это позволило подтвердить воспроизводимость данных, которые на русскоязычных выборках ранее не собирались, но вполне согласованы с международными исследованиями.

Основной эмпирический факт, выявленный в ходе проведения корреляционного анализа связей ориентации на полихронность и монохронность с факторами «Большой пятерки», следует усматривать в наличии положительной корреляции между полихронностью и экстраверсией, а также между монохронностью и самоконтролем. Именно он подтверждает как присутствие во временной компетентности личности компонента, обусловленного относительно устойчивыми чертами темперамента и характера индивидуальности, так и несводимость «параллельной» и «последовательной» компетентности во времени к полюсам единственного чисто стилевого или ситуационного фактора – если бы подобная сводимость наблюдалась, то эти два показателя коррелировали бы с разным знаком с одними и теми же факторами «Большой пятерки», а они скоррелированы с разными факторами. С методической точки зрения полученные корреляции следует интерпретировать как свидетельства конструктной валидности разработанной нами методики на диагностику полихронности и монохронности.

Отметим специально, что полученные результаты одновременно обогащают понимание факторов «Большой пятерки»: экстравертами и новаторами зачастую становятся те, кто обладает «параллельной» компетентностью во времени (или выраженной полихронной ориентацией), в то время как самоконтроль скорее предполагает личностную склонность к концентрации внимания на отдельных задачах – без отвлечения на другие (то есть монохронность).


Приложение

Примеры пунктов тест-опросника ППК-ТМ

Далее приведены отдельные вопросы из разработанного тест-опросника ППК-ТМ с полученными данными о статистических свойствах этих вопросов (коэффициент дискриминативности КД, равный разности долей правильных ответов в высокой и низкой группах). Приведены только вопросы с высокими значениями КД (выше 0,3).

Шкала «Полихронность» («параллельная» компетентность):

Срочные мелкие дела сильно сказываются на производительности моего труда – если их много, я теряю способность одновременно решать большие и важные задачи. КД = 0,46.
Когда передо мной стоит много задач, я теряю интерес к процессу их решения и думаю только о том, как всё успеть. КД = 0,44.
Я склоняюсь к мысли, что тот, кто хочет успеть все, не успевает ничего. КД = 0,44.
Я считаю, что чем больше дел приходится делать одновременно, тем хуже результат, так как неизбежно страдает качество. КД = 0,43.
Я предпочитаю иметь в поле внимания сразу несколько различных дел или проектов, чтобы продвигать их одновременно. КД = 0,41.
Мне не нравится «гонка», в которой нужно успевать делать за короткий промежуток времени как можно больше разных дел. КД = 0,40.
Мне близок смысл пословицы «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». КД = 0,38.
Юлий Цезарь, который славился умением делать множество дел одновременно, – это мой личный пример для подражания. КД = 0,37.
Худшие условия для моей работы – это слишком разнообразные, порой никак не связанные друг с другом дела. КД = 0,35.
«Много дел» для меня – это главным образом «очень много последствий» в случае их невыполнения. КД = 0,31.

Шкала «Монохронность» («параллельная» компетентность):

Думается, проще и вернее прийти к настоящему успеху, уделяя внимание только одному важному делу в каждый отрезок времени и ни на что другое не отвлекаясь вовсе, пока нет результата. КД = 0,37.
Меня вовсе не радует перспектива заниматься чем-то одним в течение всего дня. КД = 0,37.
Результат работы удовлетворяет меня только в том случае, если я работаю планомерно над чем-то одним и совсем не отвлекаюсь. КД = 0,35.
Прежде чем приняться за новое дело, я заканчиваю все предыдущие. КД = 0,35.
Незачем распылять силы и отвлекаться на разные мелкие задачи, когда важно сконцентрироваться на основном направлении – и добиться высокого результата. КД = 0,35.
Я не понимаю, зачем кому-то может быть нужна строгая и заранее спланированная последовательность дел в работе, так как самые срочные и важные дела возникают, как правило, неожиданно. КД = 0,35.
Мое рабочее время просто не может быть устроено так, чтобы одно дело шло за другим, как звенья одной цепи. КД = 0,34.
Мне легче сконцентрироваться на одном деле и стараться не думать о тех делах, которые ждут меня в будущем. КД = 0,33.
Я не думаю, что детальное планирование рабочего времени – это хорошая идея, так как это приводит к неспособности быстро реагировать на неожиданности, под которые нужно немедленно подстраиваться. КД = 0,32.
Серьезная работа для меня – это та, которая требует полной поглощенности одним важным делом. КД = 0,32.

Таблица A
Результаты проверки распределения тестовых баллов по шкале «Полихронность» методики ППК-ТМ на нормальность

Одновыборочный критерий Колмогорова–Смирнова  
N 301
Нормальные параметры (a,b) Среднее 5,5223
Стд. отклонение 1,77345
Разности экстремумов Модуль 0,047
Положительные 0,043
Отрицательные –0,047
Статистика Z Колмогорова–Смирнова 0,819
Асимпт. знач. (двухсторонняя) 0,514

Примечания. a – сравнение с нормальным распределением; b – оценивается по данным; N –  количество испытуемых.




Рис. 1. Гистограмма для распределения тестовых баллов по шкале «Полихронность» методики ППК-ТМ на нормальность.
Примечания. Среднее = 5,52; стандартное отклонение = 1,773; количество испытуемых = 301.


Таблица B
Результаты проверки распределения тестовых баллов по шкале «Монохронность» методики ППК-ТМ на нормальность

Одновыборочный критерий Колмогорова–Смирнова  
N 301
Нормальные параметры (a,b) Среднее 5,5193
Стд. отклонение 1,75150
Разности экстремумов Модуль 0,078
Положительные 0,038
Отрицательные –0,078
Статистика Z Колмогорова–Смирнова 1,345
Асимпт. знач. (двухсторонняя) 0,054

Примечания. a –  сравнение с нормальным распределением; b – оценивается по данным; N –  количество испытуемых.




Рис. 2. Гистограмма для распределения тестовых баллов по шкале «Монохронность» методики ППК-ТМ на нормальность.
Примечания. Среднее = 5,52; стандартное отклонение = 1,752; количество испытуемых = 301.


Литература

Куликова Л.В. Межкультурная коммуникация: теоретические и прикладные аспекты. Красноярск: РИО КГПУ, 2004.

Нестик Т.А. Отношение к времени в малых группах и организациях. М.: Институт психологии РАН, 2011.

Преснова Т.А. Приоткрывая занавес: как создавался тест 11ЛФ. 2011. http://maintest.ru/kb/articles/article3/

Шмелев А.Г., Рыбникова М.К., Портнова Д.С. Конвергентная и дискриминантная валидность тест-опросника «ПЕНТА» – методики на диагностику «Большой пятерки» личностных факторов. В кн.: Формирование профессиональной компетентности в процессе управления человеческими ресурсами: материалы междунар. науч.-практ. конф., Москва, 2014. М.: АТиСО, 2014. С. 315–317.

Arndt A., Arnold T.J., Landry T.D. The effects of polychromic-orientation t upon retail employee satisfaction and turnover. Journal of Retailing, 2006, 82(4), 319–330.

Baumann A.A., Odum A.L. Impulsivity, risk taking, and timing. Behavioural Processes, 2012, 90(3), 408–414.

Beamish G. How chief executives learn and what behaviour factors distinguish them from other people. Industrial and Commercial Training, 2005, 37(3), 138–144.

Bluedorn A.C. The human organization of time: Temporal realities and experience. Stanford, CA: Stanford University Press, 2002.

Boyatzis R.E. The competent manager: a model for effective performance. New York: John Wiley and Sons, 1982.

Britton B.K., Tesser A. Effects of time management practices on college grades. Journal of Educational Psychology, 1991, 83(3), 405–410.

Conte J.M., Gintoft J.N. Polychronicity, Big Five Personality Dimensions, and Sales Performance. Human Performance, 2005, 18(4), 427–444.

Eisenhardt K.M. Making Fast Strategic Decisions in High Velocity Environments. Academy of Management Review, 1989, 14(1), 57–74.

Goonetilleke R.S., Yan L. The relationship between monochronicity, polychronicity and individual characteristics. Behaviour and Information Technology, 2010, 29(2), 187–198.

Hall E.T. The silent language. New York: Anchor, 1959.

Kantrowitz T.M., Grelle D.M., Beaty J.C., Wolf M.B. Time Is Money: Polychronicity as a Predictor of Performance Across Job Levels. Human Performance, 2012, 25(2), 114–137.

Karatepe O.M., Karadas G., Azar A.K., Naderiadib N. Does Work Engagement Mediate the Effect of Polychronicity on Performance Outcomes? A Study in the Hospitality Industry in Northern Cyprus. Journal of Human Resources in Hospitality and Tourism, 2013, 12(1), 52–70.

Kaufman-Scarborough C. Two Perspectives on the Tyranny of Time: Polychronicity and Monochronicity as Depicted in Cast Away. Journal of American Culture, 2003, 26(1), 87–95.

König C.J., Waller M.J. Time for Reflection: A Critical Examination of Polychronicity. Human Performance, 2010, 23(2), 173–190.

Leonard K.M. A cross-cultural investigation of temporal orientation in work organizations: A differentiation matching approach. International Journal of Intercultural Relations, 2008, 32(6), 479–492.

Lindquist J.D., Kaufman-Scarborough C. The Polychronic–Monochronic Tendency Model. Time and Society, 2007, 16(2/3), 253–285.

Payne S.C., Philo J. Identifying those who prefer to do more with less. Paper presented at the 17th annual convention of the Society of Industrial and Organizational Psychology, Canada, Toronto, 2002, April.

Поступила в редакцию 9 февраля 2015 г. Дата публикации: 24 июня 2015 г.

Сведения об авторах

Портнова Дарья Сергеевна. Психолог-специалист, аспирант, кафедра психологии труда и инженерной психологии, факультет психологии, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, ул. Моховая, д. 11, стр. 9, 125009 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Шмелев Александр Георгиевич. Доктор психологических наук, профессор, кафедра психологии труда и инженерной психологии, факультет психологии, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, ул. Моховая, д. 11, стр. 9, 125009 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Портнова Д.С., Шмелев А.Г. Опыт психометрического исследования полихронности и монохронности как компонентов временной компетентности личности. Психологические исследования, 2015, 8(41), 5. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Портнова Д.С., Шмелев А.Г. Опыт психометрического исследования полихронности и монохронности как компонентов временной компетентности личности // Психологические исследования. 2015. Т. 8, № 41. С. 5. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.ru/index.php/num/2015v8n41/1137-portnova41.html

К началу страницы >>